Цветовая схема:
C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
Размер шрифта
A A A
Кернинг
1 2 3
Изображения:
  • 456512, Челябинская обл., Сосновский р-н, п. Красное поле, ул. Цветочная, д. 3
  • 8 (351) 44-92-171
  • krpole.adm@yandex.ru

О поселении

Павлов А. «ЯБЛОЧНЫЙ СПАС» ЯКИВЦА

19 Августа 2016 12:08

Количество просмотров: 2077

          Как склонный к символизму, обобщениям, художественным шифрам, а значит и глубине смысла, я считаю эту вещь Якивца выдающейся.  
          Вообще всегда перед художником стоит вопрос, как уйти от копирования частностей, которые могут увидеть все, к символике – но без излишеств и шизы условностей, которую у нас почему-то назвали авангардом. Не нужно большого мастерства, чтобы что-то намалевать и заявить – тут всё круто, дешифруйте сами.
          Увы, всё не так. Символы должны читаться. Если картина не читается, а придумывается, это не художественное произведение, а ребус.
          Нет сомнения, что самое большое искусство сделать символ из обычных вещей, выхватить из текучки момент, когда соединяются простые вещи – окно, крыши за окном, подоконник. И вот на подоконник кладутся яблоки – и у композиции появляется новое значение и появляется перспектива создания символа.  

          Изобразить яблочный спас для художника – очень трудная задача, как трудны все симбиотические праздники. Ведь яблочный спас самим названием вызывает недоумение. Высокое «спас» и обыденное «яблочный». Дело в том, что это языческий праздник конца лета и начала сбора урожая, принятый церковью, до сих пор труден для церковных процедур: что бы ни делалось, язычества больше, чем христианства. И спасение слишком приземленное – через труд, сбор урожая.    
          Якивец – один из художников, который идейно стремился соединить традиции. И это у него получилось в картине: стильно выраженный, выделенный светом и цветом крест, получившийся из перекрестья окна и яблоки, бросающие свои яркие красные, желтые – яблочные - цвета на всю картину. Это цвета - спелых яблок. Конечно, есть зелёные сорта, но если мы попросим показать символ спелости яблока, то цвета будут именно этими. А это цвета оказываются цветами солнца, торжества природы и подъема духа одновременно!  
          Ещё давно в Госдуме я спросил редкого летом яблочного партийца, который «праздновал» яблочный спас, а почему у вас яблоко зелёное? Неспелое! Он думал, думал, видимо, это вопрос нечасто ему задавали и он сказал: сорт такой. Увы, выйдя из одного трудного положения, он попал в другое трудное положение. И все «яблочники» попали в трудное положение: в яблочный спас они раздавали зелёные яблоки, а их … никто не брал – фу, «зелёнка». И потом даже хорошие зелёные сорта отличаются кислинкой. Короче, на редкого любителя. Но и это не главное. Проблема в том, что зелёные сорта не совпадают с датой яблочного спаса – они … в основном т.н. «зимние», на зиму, на хранение, короче поздние, и когда их раздают в августе, даже пробовать их невозможно: как дерево и одна кислота – сразу лицо крючит. Короче, не угадала партия «Яблоко» с цветом незрелости и кислятины.  
          Поэтому Якивец для буйства красно-солнечных цветов принял верное решение, дав цвет полноценной и плодотворной жизни в цвете, который ломится с лучами солнца через окно. Потрясающе.
          Но тут главное: они ломятся через строгий крест. Заметим, что лучи солнца, проходя через крест, приобретают жесткость, строгость, линейность - буйство переходит в силу, строгую и надёжную. И ощущение радости, полноты становится почти успокоением от торжества сил природы, прошедшей через Мировой Дух.  
          Вообще на месте церкви я бы закупал постеры этой картины и отправлял бы по весям как самый строгий в доктринальном отношении вариант изображения яблочного спаса. Ведь канона в изображении его нет, так Якивец дал его. Более точного варианта придумать сложно.  

          Яблочный спас Якивца, 2002 года, одна из самых оптимистических и одновременно продуманных, вещей из всех, что я видел, а видел я немало.    Картина значительного формата, когда входишь в зал с ней, то она сразу останавливает даже не взгляд, а всё существо человека. И никогда я не ощущал такого эффекта: когда буйство красок не возбуждало, а успокаивало.